4 февраля 2023 года

Раздел: Фантастика, фэнтези - Зарубежные авторы - Керр, Катарина - Чары кинжала

Чары кинжала - Катарина Керр,
 _Дэверри – 1

Моросил холодный дождь. На серо стальных небесах гасли последние сполохи заката. При виде неба, Джилл стало страшно оставаться на улице. Она подбежала к поленнице и начала набирать щепки для растопки. Длинноносый серый гном, сидевший на большом пне, скалил зубы, наблюдая за ней. Джилл уронила ветку, и он ловко подхватил ее, не желая отдавать.
— Паршивец, — не выдержала Джилл. — Ну и забирай!
Почуяв ее гнев, гном исчез в клубах холодного воздуха. Чуть не плача, Джилл быстро пересекла грязный двор и подошла к таверне. Полоски яркого света пробивались сквозь деревянные ставни. Держа ветки в охапке, она спустилась вниз по ступенькам и, поколебавшись мгновение перед дверью, проскользнула в комнату. Перед материнской кроватью стояла на коленях жрица в длинном черном платье. Голубая татуировка в виде месяца покрывала половину ее лица.
— Подбрось веток в огонь, дитя, — произнесла жрица. — Мне нужно больше света.
Джилл выбрала самые тонкие просмоленные ветки и осторожно поднесла их к огню, пылавшему в очаге. Пламя вспыхнуло, и тени заплясали по комнате. Джилл опустилась в углу на покрытый соломой пол и стала наблюдать за жрицей. Мама лежала очень тихо, ее лицо было мертвенно бледным, по щекам сбегали капли пота. Жрица взяла серебряный кувшин с травяным настоем и поднесла его к материнским губам. Но у больной начался такой сильный кашель, что она не смогла сделать и глотка.
Джилл судорожно прижала к себе тряпичную куклу Хелеф. Ей захотелось, чтобы кукла ожила и заплакала, тогда бы Джилл пришлось утешать ее и держаться храбро, как взрослой. Жрица поставила кувшин, вытерла мамино лицо, а потом начала молиться, шепча на древнем языке святых слова, которые знали только священнослужители. Джилл тихо помолилась, призывая Древних богов Луны оставить маму в живых.
Мэйкин нерешительно вошел в дверь и застыл в ожидании. Его толстое, круглое лицо было озабоченным. Грубые руки теребили подол льняной рубахи. Мэйкин был владельцем этой таверны и позволял маме, работавшей у него прислугой, жить вместе с Джилл в этой комнате. Ожидая, когда жрица закончит молитву, он потянулся и почесал лысину.
— Ну, как она? — спросил Мэйкин.
Жрица взглянула на него, потом на Джилл.
— Можете говорить, — выпалила та. — Я знаю, что она умирает.
— Вот как? — Жрица обернулась к Мэйкину. — У нее есть отец?
— Он наемник, из «серебряных кинжалов». Наезжает сюда время от времени, чтобы подкинуть деньжат. Но что то давненько его уже не видно.
Жрица тяжело вздохнула, скрывая раздражение.
— Я девочку не брошу, — продолжал Мэйкин. — Джилл всегда делала домашнюю работу, и, видят боги, я не выброшу ее на улицу.
— Вот и хорошо, — жрица протянула руку к Джилл: — Тебе сколько лет, дитя?
— Семь, ваша святость.
— Еще совсем маленькая. Но ты должна быть стойкой, как воин. Твой отец воин, не так ли?
— Да. Великий воин.
— Тогда ты должна быть храброй, чтобы он мог тобой гордиться. Попрощайся со своей мамой и ступай прочь.
Когда Джилл подошла к кровати, мама проснулась, но ее глаза были красными, опухшими и мутно смотрели перед собой. Она не видела стоявшей возле нее дочери.
— Джилл… — маме было трудно дышать. — Слушайся Макко…
— Обещаю.
Мама отвернулась к стене и смотрела на нее не мигая.
— Каллин, — прошептала она.
Каллин — так звали отца Джилл. Ей очень захотелось, чтобы он был сейчас здесь, ничего никогда не желала она так сильно в своей жизни. Мэйкин поднял на руки Джилл вместе с куклой и вынес их из комнаты. Пока дверь закрывалась, Джилл обернулась назад и мельком увидела жрицу, которая снова молилась возле мамы.
Никто не хотел посещать таверну из за того, что в дальней комнате находилась больная лихорадкой. Большая полукруглая пивная была пустой, длинные деревянные столы одиноко темнели в тусклом свете очага. Мэйкин посадил Джилл за стол поближе к огню и пошел принести ей поесть. Прямо позади Джилл торчали бочки из под эля, отбрасывающие угрюмые тени. Джилл вдруг показалось, что Смерть спряталась за ними. Она заставила себя повернуться и взглянуть, потому что папа учил, что солдат всегда должен смотреть смерти в лицо. Джилл обрадовалась, когда ничего там не обнаружила.
Мэйкин принес кусок хлеба с медом и молоко в деревянной чашке. Джилл попыталась поесть, но еда застревала у нее в горле. Мэйкин вздохнул и опять почесал лысину.
— Ну что ж, — сказал он, — Не грусти, может быть, твой отец скоро приедет.
— Я надеюсь.
Мэйкин отпил пиво большим глотком из оловянной кружки.
— Твоя кукла не хочет глоточек молока? — ласково спросил он.
— Не хочет. Она ведь тряпичная.
Потом они слушали, как жрица монотонно выводила молитвы, и ее надрывный голос проникал в самую душу.
Джилл, до сих пор старавшаяся быть храброй, опустила голову на стол и громко заплакала.

Чтобы прочитать полный текст,
скачайте книгу Чары кинжала, Катарина Керр, в формате RTF (475 kb.)
Пароль на архив: www.knigashop.ru