2 марта 2021 года

Раздел: Медицина - Разное - Зегальский Витольд - Человек, у которого болел компрессор

Человек, у которого болел компрессор - Витольд Зегальский
 _В тот день Гарри проснулся в гнетущем настроении и, как обычно, первым
делом подошел к окну. Стояло прекрасное весеннее утро, и солнце, уже
высоко поднявшееся над небоскребами, выманило с домашних площадок рои
разноцветных геликоптеров, весело кружившихся в безоблачном небе. Внизу,
на бульваре, среди зелени прогуливалось множество людей, по эстакадам
тянулись шнурки машин, словно бы нехотя исчезавших в темной пасти туннеля.
Эта картина не успокоила Гарри, а, наоборот, еще больше усугубила
мрачное настроение, гнездившееся в глубине его артистической души. В этом
не было, разумеется, ничего удивительного: чему же тут удивляться, если
восприимчивая к прекрасному натура художника тоскует, потому что не может
полностью ощутить прелесть дня? И все по такой возмутительно прозаической
причине, как отсутствие нескольких еврасов! Это тянется дни, недели, да
что там - годы, если учесть, что случайно добытые деньги немедленно
исчезают, как фата-моргана, рассеиваются словно туман. Чтобы встать на
ноги, прекратить эту вечную погоню за мелочами жизни, надо было написать
по меньшей мере одну видеоновеллу с тридцатью процентами новизны либо
романовизию двадцатипроцентной новизны. При этом произведение должно
отличаться свежестью формы и содержания. Легко сказать "должно", но
дьявольски трудно это реализовать. Вспомним: еще древние утверждали, что
nihil novi sub sole [ничто не ново под солнцем. (лат.)].
И все-таки... Угрюмая физиономия Гарри вдруг оживилась.
- Эврика! Эврика! - воскликнул он. - Разумеется, nihil novi, если не
считать новых конструкций, теорий, машин, аппаратов!
Наука и техника - вот сырье для производства видеоновелл, свежих, как
только что выпеченная булка из автомата. Они - основа всяческих перемен.
От каменного топора до звездолета! Вот источник, бьющий славой и еврасами!
Зачем быть слишком требовательным? Ну, на худой конец, только одними
еврасами Сейчас важны прежде всего скорость и оперативность. Давным-давно
доказано, что если у одного из пятнадцати миллиардов человек возникает
более или менее стоящая идея, то точно такая же идея возникает и у многих
других на всех континентах Земли и бог весть где еще. Правда, с
творчеством дело обстоит несколько иначе, но разве можно быть уверенным,
что в тот же самый момент у другого писателя, скажем в Гренландии, не
родилась такая же идея? Эта мысль вызвала прилив пессимизма, но Гарри
быстро отделался от сомнений и приступил к энергичным действиям.
Прежде всего - выбрать достаточно притягательную область науки, а потом
ознакомиться с современнейшей техникой в этой области. Проблема была
простой только на первый взгляд. Гарри нажимал все новые и новые клавиши
соответствующих секций мыслительно-творческого конденсатора, именуемого в
просторечии Мытвоконом, однако из прибора не так-то легко что-нибудь
выжать. Ответы были возмутительно двусмысленными, и из них следовало, что
любое направление науки одинаково важно, притягательно, перспективно и
открывает много технических возможностей. Мытвокон утверждал, что даже у
философии - а это уж было полнейшей ересью - колоссальные возможности!
Гарри выключил аппарат и решил действовать сам.
Возьмем старую и в то же время развивающуюся науку - кибернетику,
симбиоз современности с традицией. А теперь пошли дальше, - он нажал
кнопку автоматического секретаря.
- Слушай, Ас, загляни в персональную картотеку и скажи, работает ли
хоть кто-то из моих знакомых на какой-нибудь фабрике, в каком-либо
учреждении, лаборатории, связанных с кибернетикой. Только чтобы это было
как можно ближе: мне некогда кататься черт знает куда.
Секция автоматического секретаря замигала, и спустя секунду динамик
захрипел:
- Аллан Порки, старший конструктор на фабрике математических
компьютеров, район 12, бульвар Тангенсов.
- Откуда я его знаю?
- Вы полгода ходили вместе к дошкольному воспитателю.
Выбор не получил одобрения.
- Ты что, рехнулся? На кой ляд мне такое знакомство? Есть там у тебя
еще кто-нибудь? Только без фокусов. Это должно быть солидное знакомство,
ясно?
- Так точно, - буркнул динамик Аса. - В запасе у нас есть Джеймс Крофт,
промышленный директор лабораторий завода кибернетической аппаратуры,
сокращение и кодовый знак для переписки ЗАКАПП. Он два года учился с тобой
в девятом классе.
Гарри затрясло от возмущения. Либо у автоматического секретаря короткое
замыкание, либо просто не срабатывают контакты канального избирателя и
требуется энергичное вмешательство хозяина.
- Ну, ты там! - Гарри треснул кулаком по аппарату. - Если мы два года
вместе отсидели в одном классе, то откуда Крофту меня помнить?
- Можешь не сомневаться - помнит, - заверил Ас. - В то время у тебя
были с ним крупные столкновения, а такое имеет тенденцию закрепляться в
центрах памяти.
- Лучше бы он забыл! - недовольно бурчал Гарри, жалея, что, например,
не прогуливал вместе с Крофтом уроки. - Есть там еще кто-нибудь?
Автомат назвал три имени, но эти люди работали на Луне и Марсе.
Оставался Джеймс Крофт, кандидатура сомнительной ценности, хотя, принимая
во внимание профессию и должность, чрезвычайно удобная. Но Гарри не только
не помнил лица Крофта, он даже не мог припомнить, имели ли примененные к
нему педагогические приемы характер мягкого напоминания или сурового
физического воздействия. Фотография Джеймса, переданная из городского
центра и засветившаяся на экране видеофона, также ни о чем не говорила. С
экрана глядел мужчина с мечтательными глазами, пухловатыми щеками и
чудовищно развитой нижней челюстью, что никак не свидетельствовало об
овечьей кротости.
Со смешанными чувствами Гарри покинул квартиру и направился к домашней
площадке, где стояли воздушные такси - геликоптеры.

Чтобы прочитать полный текст,
скачайте книгу Человек, у которого болел компрессор, Витольд Зегальский в формате TXT (18 kb.)
Пароль на архив: www.knigashop.ru