6 декабря 2022 года

Раздел: История - Военная история - Овечкин Валентин - Упрямый хутор

Упрямый хутор - Валентин Овечкин
 _В феврале 1943 года фронт остановился на Миусе.
Рота Алексея Дорохина отрыла окопы в садах хутора Южного. Глубоко
промерзшую землю долбили ломами и пешнями, взятыми у местных жителей.
Хутор стоял на взгорье - одна длинная, извилистая улица, два ряда хат;
усадьбы нижнего порядка круто спускались к широкому, ровному, как стол,
лугу. Метрах в ста от края усадеб вилась по лугу замерзшая, занесенная
снегом вровень с берегами речка. За речкой, за лугом, в полукилометре -
такое же взгорье и хутора. Там закрепились немцы.
Окопы нужны были для укрытия от артиллерийского огня и бомбежек, а
когда было тихо, бойцы отогревались в хатах. Гитлеровцам, поспешно
удиравшим из хутора, не удалось сжечь его дотла. Сгорели только камышовые
крыши, кое-где выгорели деревянные рамы в окнах, а стены, сложенные из
самана - земляного кирпича, и потолки, густо смазанные толстым слоем
глины, огонь не взял.
- Не берет ихний огонь русскую землю, - говорил, тряся головой,
старик, хозяин хаты, где расположился лейтенант Дорохин со старшиной,
телефонистами и связными. - Это что ж, дело поправимое - крыша. А пока
морозы держат, и потолок не протечет. Жить можно.
Со стариком ютились в хате невестка-солдатка и мальчик лет
двенадцати, внук. Мальчик бегал за хутор, где упал сбитый зенитками
"юнкерс", таскал оттуда листы дюраля, плексигласа. Старик заделал окна
досками и плексигласом, на косяк двери навесил дверцу с разбитого ЗИСа и
уже поглядывал наверх, соображал что-то насчет крыши. Под копной старой,
гнилой соломы у него было припрятано с десяток бревен довоенного еще,
видимо, запаса. Три дня похаживал он вокруг копны, не решаясь обнаружить,
на искушение ротным поварам, свой клад. Наконец не вытерпел, вытащил два
бревна, начал их обтесывать на стропила, вязать.
- Не рано ли, дед, вздумал строиться? - спросил его Дорохин.
- А чего время терять, товарищ лейтенант? Не будете же больше -
туда-сюда? Или на фронте неустойка?..
- Отступления не предвидится. Я не о том. На самой передовой живешь.
Угодят снарядом - пропали твои труды. Обожди, пока продвинемся дальше.
- Пока продвинетесь - у меня уж все будет наготове. Вот обтешу
стропила, повяжу их на земле. Камыша нажну на речке.
- Речка вся простреливается. Видишь, где немцы? На тех высотках. Из
ручных пулеметов достают.
- Ночью, потихоньку. Днем я на речку не полезу... Только вы уж,
товарищ лейтенант, будьте добреньки, прикажите вашим поварам, чтоб не
зарились на мой лесок. От немцев прятал, от своих не таюсь. Оно-то,
конечно, и поварам трудно, местность у нас безлесная, соломой ваши кухни
не растопишь, но и нам теперь, как фронт пройдет, ох нелегко будет с
нуждой бороться! Каждая палка в хозяйстве понадобится... Вон в том дворе,
через две хаты, - куча кизяков. Пусть берут на топливо. Хозяев там нет.
Хозяин в полиции служил, сбежал... Эти обрезочки можно бы дать вам на
дрова. А впрочем, я их тоже в дело употреблю. Распущу на рейки - боронку
сделаю легкую, на одну корову.
"Жаден старик, - подумал Дорохин, - и корову где-то прячет. Крынку
молока бойцам жалеет дать".
- Где же ваша корова? - спросил он.
- Отогнали на хутор Сковородин. Родичи там у нас. Подальше от фронта.
Корову тут держать опасно.
- А невестке, внуку не опасно жить на передовой? Почему их не
отправил к родичам? Коровой больше дорожишь?

Чтобы прочитать полный текст,
скачайте книгу Упрямый хутор, Валентин Овечкин в формате TXT (24 kb.)
Пароль на архив: www.knigashop.ru