27 января 2023 года

Раздел: Фантастика, фэнтези - Зарубежные авторы - Дж. К. Ролинг - Гарри Поттер и Потайная Комната

Гарри Поттер и Потайная Комната - Дж. К. Ролинг
 _Глава Первая. Самый скверный день рождения



Уже в который раз во время завтрака в доме четыре по Прайвет Драйв
закипела ссора. Мистера Вернона Десли ни свет ни заря разбудило громкое
уханье, доносившееся из комнаты его племянника Гарри.
"Третий раз за неделю! - кричал на него мистер Десли за столом. - Если
не можешь справиться с этой совой, пусть она выметается отсюда!"
Гарри, уже в который раз, пытался объяснить.
"Ей скучно, - сказал он. - Она привыкла летать на улице. Если бы я
только мог выпустить ее на ночь..."
"Я что, похож на идиота? - зарычал Дядюшка Вернон, не замечая, что на
его пушистые усы налип кусок яичницы. - Я знаю, что произойдет, если ее
выпустить".
И он обменялся мрачными взглядами со своей женой Петунией.
Гарри попытался спорить, но его слова утонули в длинном оглушительном
реве Дадли - сына Мистера и Миссис Десли.
"Хочу еще бекона!"
"Там есть еще на сковородке, сладенький мой, - ответила Тетушка
Петуния, обращая увлажнившиеся глаза на своего дородного сыночка. - Нам надо
хорошенько накормить тебя, пока можем... не хочу и слышать ничего о школьном
питании..."
"Вздор, Петуния, я никогда не был голоден, когда учился в Смелтингсе, -
воодушевленно возразил Дядюшка Вернон. - Дадли там хорошо кормят, не правда
ли, сынок?"
Дадли, габариты которого были настолько велики, что его задница свисала
по краям стула, ухмыльнулся и обернулся к Гарри.
"Передай сковородку".
"Ты забыл волшебное слово", - с раздражением ответил Гарри.
Эта простая фраза произвела на всю семью невообразимый эффект: Дадли
поперхнулся и рухнул со стула, сотрясая всю кухню; Миссис Десли коротко
взвизгнула и зажала рот руками; Мистер Десли вскочил на ноги, а на его
висках проступили вены.
"Вообще-то я имел в виду, 'пожалуйста'! - быстро добавил Гарри. - Я не
хотел..."
"ЧТО Я ТЕБЕ ГОВОРИЛ, - загремел его дядя, брызгая на стол слюной, - О
СЛОВЕ НА БУКВУ 'В' В ЭТОМ ДОМЕ?"
"Но я..."
"КАК ТЫ СМЕЕШЬ ПУГАТЬ ДАДЛИ!" - возопил Дядя Вернон, стукнув кулаком по
столу.
"Я просто..."
"Я ТЕБЯ ПРЕДУПРЕДИЛ! Я НЕ ПОТЕРПЛЮ ПОД ЭТОЙ КРЫШЕЙ УПОМИНАНИЯ О ТВОЕЙ
НЕНОРМАЛЬНОСТИ!"
Гарри перевел взгляд с багрового дяди на бледную тетю, которая пыталась
привести Дадли в вертикальное положение.
"Ну, хорошо, - сказал Гарри, - хорошо..."
Дядя Вернон откинулся на стуле, дыша как загнанный носорог, и косясь на
Гарри маленькими глазками.
С тех пор, как Гарри приехал домой на летние каникулы, Дядюшка Вернон
обращался с ним, как с бомбой, которая могла взорваться в любой момент,
поскольку Гарри Поттер не был обычным мальчиком. Вообще-то, он был необычным
настолько, насколько это только возможно.
Гарри Поттер был волшебником - только что закончившим первый класс в
Школе Волшебства и Колдовства Хогвартс. И если семья Десли жутко
расстроилась, когда Гарри вернулся на каникулы, то по сравнению с тем, что
чувствовал он, это было сущим пустяком.
Он страдал без Хогвартса так сильно, как будто у него непрерывно болел
желудок. Он скучал по замку с его секретными переходами и привидениями, по
урокам (хотя, возможно, не по урокам Алхимии, которые вел Снэйп), по почте,
которую доставляли совы, по угощениям в Большом Зале, по своей кровати с
балдахином в башне, по походам в гости к лесничему Хагриду в его хижину
рядом с Запретным Лесом и, особенно, по Квиддитчу - самому популярному виду
спорта в волшебном мире (шесть колец на высоких столбах, четыре мяча и
четырнадцать игроков на метлах).
Все книги заклинаний, волшебная палочка, мантии, котел и современнейшая
метла Нимбус Две Тысячи были заперты Дядей Верноном в чулане под лестницей
сразу же после того, как Гарри вернулся домой. И какое Десли дело, если
Гарри потеряет место в команде Квиддитча потому, что не тренировался все
лето? Что им было бы с того, что Гарри вернется в школу не выполнив домашние
задания? Десли были теми, кого волшебники именуют Магглами (не имеющими ни
капли волшебной крови в жилах), и, по их мнению, иметь в семье волшебника
было невероятным позором. Дядюшка Вернон даже запер сову Гарри - Хедвиг - в
ее клетке, чтобы она не приносила письма от волшебников.
Гарри был абсолютно не похож на остальных членов семьи. Дядя Вернон был
здоровым субъектом без шеи, но с громадными черными усами; Тетя Петуния была
костлявой особой с лошадиной физиономией; Дадли был светловолосый,
розовощекий и сильно смахивал на поросенка. Гарри, напротив, был невысоким и
худым, с сияющими зелеными глазами и вечно растрепанными волосами черного,
как воронье крыло, цвета. Он носил круглые очки, а на лбу у него красовался
тонкий шрам в форме молнии.
Именно этот шрам и выделял Гарри, даже среди волшебников. Этот шрам был
единственным знаком таинственного прошлого Гарри, событий, из-за которых он
оказался на крыльце дома Десли одиннадцать лет назад.
Когда Гарри был один год, он каким-то образом ухитрился пережить
заклятье, посланное величайшим Черным магом всех времен - Лордом
Волдемортом, чье имя большинство колдунов и ведьм все еще боялись
произносить. Родители Гарри погибли при нападении Волдеморта, но Гарри
отделался только шрамом, и почему-то - никто не мог сказать, почему именно -
сила Волдеморта дала трещину в ту же секунду, как он попытался убить Гарри.
Поэтому-то Гарри рос в семье своей тети и ее мужа. Он провел с Десли
десять лет, не понимая, почему он, не отдавая себе отчета, все время творит
странные вещи. Ведь он верил в историю, рассказанную Десли, что он получил
шрам в автокатастрофе, в которой погибли его родители.
И вот ровно год назад, Гарри пришло письмо из Хогвартса, и тут-то все и
завертелось. Гарри поступил в колдовскую школу, где он и его шрам были
знамениты... но сейчас уроки закончились, и он вернулся на лето к Десли,
вернулся туда, где с ним обходились как с собакой, вывалявшейся в чем-то
дурно пахнущем.
Десли даже не вспомнили, что сегодня - его двенадцатый день рождения.
Конечно, на многое он не рассчитывал; они никогда не делали ему настоящего
подарка, не говоря уже о торте - но чтобы совсем проигнорировать...
В этот момент Дядя Вернон важно прокашлялся и объявил: "Так - как вы
все знаете, сегодня очень важный день".
Гарри поднял глаза, не осмеливаясь поверить.
"Сегодня может стать днем, когда я заключу величайшую сделку в моей
карьере", - продолжил Дядюшка.
Гарри вернулся к своему тосту. Конечно же, подумал он с горечью, Дядя
Вернон говорил об этом дурацком деловом ужине. Ни о чем другом он не говорил
уже две недели. Какой-то богатый строитель с женой собирались прийти на
ужин, и Дядя Вернон надеялся получить от него большой заказ (его компания
выпускала сверла).
"Думаю, стоит еще раз повторить расписание - в восемь вечера все должны
быть по местам. Петуния, ты будешь...?"
"В гостиной, - быстро ответили Тетя Петуния, - и буду готова
поприветствовать их".
"Хорошо, хорошо. А Дадли?"
"Я буду ждать, чтобы открыть дверь, - Дадли наклеил дурацкую, жеманную
улыбочку. - Позвольте взять ваши пальто, мистер и миссис Мейсон."
"Они будут очарованы!" - воскликнула Тетушка Петуния в порыве чувств.
"Прекрасно, Дадли, - похвалил Дядюшка Вернон и обернулся к Гарри. - А
ты?"
"Я буду сидеть у себя в спальне, не буду шуметь и буду делать вид, что
меня тут нет", - без выражения ответил Гарри.
"Именно так, - ядовито согласился Дядюшка Вернон. - Я проведу их в
гостиную, представлю тебя, Петуния и налью им выпить. В восемь
пятнадцать..."
"Я скажу, что ужин готов", - подхватила Тетя Петуния.
"А ты, Дадли, скажешь..."
"Разрешите проводить Вас в столовую, миссис Мейсон?" - ответил Дадли,
протягивая жирную лапу невидимой женщине.
"Мой маленький джентльмен!" - всхлипнула Тетя Петуния.
"А ты?" - Дядюшка Вернон со злостью покосился на Гарри.
"Я буду сидеть у себя в спальне, не буду шуметь и буду делать вид, что
меня тут нет", - мрачно повторил Гарри.
"Именно так. Кроме того, мы должны поставить себе цель за ужином
сделать несколько сильных комплиментов. Есть идеи, Петуния?"
"Вернон сказал мне, что вы замечательно играете в гольф, мистер
Мейсон... Скажите, где вы покупаете ваши платья, миссис Мейсон..."
"Отлично. Дадли?"
"Как насчет такого - 'Нам в школе надо было написать сочинение о том,
кто наш герой. Я написал о вас, мистер Мейсон.'"
Это было уже чересчур и для Тетушки Петунии, и для Гарри. Тетушка
разрыдалась и обняла сына, а Гарри нырнул под стол, чтобы они не видели, как
он хохочет.
"А ты, парень?"
Гарри сделал усилие, чтобы удержаться от смеха, выпрямляясь.
"Я буду у себя в спальне, не буду шуметь и буду делать вид, что меня
тут нет".
"Именно так, там ты и будешь, - с ударением подтвердил Дядюшка Вернон.
- Мейсоны о тебе не знают, и узнать не должны. Когда ужин закончится, ты
Петуния, пойдешь с миссис Мейсон обратно в гостиную выпить чашечку кофе, а я
заведу речь о сверлах. Если мне повезет, я попишу контракт и поставлю печать
еще до десятичасовых новостей. А завтра в это же время мы отправимся за
покупками, чтобы поехать на Майорку".
Гарри это волновало мало. Он не думал, что на Майорке Десли будут
обращаться с ним лучше, чем на Прайвет Драйв.
"Прекрасно, я поехал в город, чтобы забрать смокинги для себя и Дадли.
А ты, - рявкнул он на Гарри, - не мешай своей тете, пока она наводит
порядок".
Гарри вышел через заднюю дверь. Стоял чудесный, солнечный день. Он
пересек лужайку, плюхнулся на садовую скамейку и стал напевать себе под нос:
"С днем рожденья меня... С днем рожденья меня..."
Никаких открыток, никаких подарков, и провести вечер, притворяясь, что
тебя нет и в помине. Он удрученно поглядел на изгородь. Ему никогда еще не
было так одиноко. Больше, чем по чему-либо еще в Хогвартсе, даже больше, чем
по игре в Квиддитч, Гарри скучал по своим лучшим друзьям Рону Висли и
Эрмионе Грангер. Но они, казалось, не скучали по нему совсем. Никто из них
за все лето так и не написал, хотя Рон и обещал пригласить Гарри в гости.
Бессчетное количество раз Гарри почти уже решался открыть клетку Хедвиг
с помощью магии и отправить ее Рону и Эрмионе с письмом, но это не стоило
риска. Начинающим волшебникам не разрешалось использовать магию за пределами
школы. Гарри не сказал об этом Десли; он знал, что только их страх перед
превращением в навозных жуков мешал им запереть его в чулане вместе с
волшебной палочкой и метлой. В первое время Гарри наслаждался тем, что
бормотал себе под нос бессмысленные слова и смотрел, как Дадли вылетает из
комнаты со всей скоростью, на которую были способны его жирные ноги. Но
долгое молчание Рона и Эрмионы заставили Гарри почувствовать себя настолько
отрезанным от волшебного мира, что даже издевательства над Дадли утратили
свою привлекательность - а вот теперь Рон и Эрмиона забыли и о его дне
рождения.
Чего бы он ни отдал за письмецо из Хогвартса! За письмо от любого мага
или колдуньи. Он был бы почти рад увидеть своего злейшего врага Драко
Малфоя, только чтобы убедиться, что все это был не сон...
Нельзя сказать, чтобы учеба в Хогвартсе была сплошным весельем. В самом
конце последнего семестра Гарри встретился лицом к лицу ни с кем иным, как с
Лордом Волдемортом собственной персоной. Волдеморт, может, и был теперь лишь
тенью своего былого Я, но он был все еще жутким, все еще хитрым, все еще
полным решимости вернуть себе власть.
И во второй раз Гарри ускользнул от Волдеморта, но в этот раз тот был
слишком близок к цели, и даже теперь, недели спустя, Гарри все еще
просыпался по ночам в холодном поту, думая, где же сейчас находится
Волдеморт, вспоминая его мертвенно-бледное лицо и широкие безумные глаза.
Внезапно Гарри выпрямился на скамейке. Он рассеянно глядел на зеленую
изгородь, а изгородь в свою очередь глядела на него. Среди листвы появились
два огромных зеленых глаза.
Гарри вскочил на ноги как раз в ту секунду, когда язвительный голос
донесся до него через лужайку.
"Я знаю, что сегодня за день", - нараспев сказал Дадли, вразвалочку
направляясь к нему.

Чтобы прочитать полный текст,
скачайте книгу Гарри Поттер и Потайная Комната, Дж. К. Ролинг в формате TXT (212 kb.)
Пароль на архив: www.knigashop.ru