5 декабря 2022 года

Раздел: Отечественная литература - Современники - Кузнецов Cергей - Семь лепестков

Семь лепестков - Cергей Кузнецов
 _Их было семеро. Пятеро мужчин и две женщины – и круглый стол между ними. Антон смотрел сверху, с галереи, опоясывающей большой холл. Последний диск Shamen играл в наушниках, дым от косяка уже растаял в воздухе. Никем не замеченный, Антон, перегнувшись через перила, рассматривал собравшихся.
Всего сутки назад они казались ему пришельцами с другой планеты, персонажами анекдотов про крутых, старыми, уже тридцатилетними, любителями пива и рок музыки, придуманной едва ли не до их рождения. Теперь он не только знал их по именам, но и примерно представлял себе отношения внутри маленькой группки.
Итак, их было семеро, знакомых друг с другом еще со школы. Может быть – с первого класса. Теперь они собрались вместе, чтобы вспомнить прошлое… впрочем, большинство из них и так виделись каждый день.
Семеро. Высокий и широкоплечий Владимир Белов, хозяин дома. Его ближайший приятель Борис Нордман, которого все называли Поручиком. Голубоглазый толстяк Леня Онтипенко в больших очках в золотой оправе. Худощавый Андрей Альперович. Плотный коротышка Роман Григорьев. Стройная и рыжеволосая Женя, его жена. И Лера, ее подруга.
Все они собрались вчера. Тогда на них, казалось, была униформа: черные – вероятно, дорогие – костюмы. Мифических малиновых пиджаков Антон ни на ком не увидел, хотя у Владимира и Бориса успел заметить золотые цепочки на шее, исчезнувшие сегодня, когда все переоделись в джинсы и свитера. Сейчас эти люди напоминали не «новых русских», а своих сверстников, знакомых Антону по «Петлюре» и случайным вернисажам – постаревших любителей русского рока, группы Deep Purple и крепких алкогольных напитков.
Сегодня ощущение больших денег исходило только от Жени: она уже успела несколько раз переодеться и сейчас была в черном платье с открытой спиной и откровенным разрезом, подчеркивавшим длину ее ног. Платье выглядело несколько неуместно рядом с джинсами и свитерами ее спутников – но, подумал Антон, их джинсы и свитера могли быть незатейливыми только на вид, а опытный взгляд легко определил бы крутизну и запредельную дороговизну этих нарядов. Возможно, не так просты были и лерины черные ботинки с шерстяными носками, и платье, скрывающее очертание ее необъятной фигуры.
Как иногда бывает после травы, стали четче не только звуки, но и очертания предметов – словно кто то подкрутил ручку настройки в телевизоре или протер влажной тряпкойтусклое стекло, через которое Антон обычно видел мир. Фигуры в колодце холла двигались с грацией, незаметной в обычной жизни, словно принимая участие в каком то неведомом балете. В наушниках Теренс Маккена по английски объяснял, что рейв культура заново открыла магию звука. Амбиентное техно Колина Ангуса тянуло Антона за собой на пыльные тропинки внутреннего космоса. Антон повернул колесико громкости – но вместо того, чтобы прибавить звук, сбил его до минимума.
Сразу стал слышен низкий глубокий голос Леры, чрезмерно взволнованный от только что выпитой водки:
– … а тот ему: «Нет, моя очередь, ты уже за кофе платил сегодня».
Поручик и Владимир захохотали, Роман пожал широкими плечами, Леня засмеялся, поправляя очки, а Женя едва улыбнулась. Андрей сказал:
– Смешно, но на самом деле – брехня. Мне такие не попадались.
– Да ну, старик, – сказал Поручик, – ты же сам мне рассказывал, как Смирнов тебе «Rolex» подарил на ровном месте.
– Как же, на ровном месте, – усмехнулся Леня.
– Так это же был не подарок, – ответил Андрей, – это было вложение. Инвестиция, так сказать. Подразумевалось, что взяв эти часы, я буду ему должен. Так, собственно, и получилось.
Антон снова сделал музыку громче. Внезапно он почувствовал себя ди джеем, у которого вместо одной из вертушек были живые люди. Он мог выключить их совсем или сделать чуть тише – всего чуть чуть повернув колесико.
«Видеоклип, – подумал он, наблюдая, как Поручик разливает „абсолют“ по рюмкам, – единственный в мире видеоклип из жизни русских коммерсантов под Re: Evolution. Это очень круто. Снять и продать на MTV».
Внезапно ему показалось, что до него дошел сокровенный смысл происходящего. Какой то частью сознания он понимал, что это всего лишь новое звено в длинной цепи иллюзий, и, вероятно, это ощущение вызвано третьим с утра косяком. Но чувство понимания было столь сильным и приятным, что отказываться от него не хотелось. Все приобрело смысл: все события последнего месяца его жизни стягивались к сегодняшнему вечеру.
Еще три недели назад он работал официантом в ресторане «Санта Фе» – на верхнем этаже модного клуба «Гиппопотам». Это была хорошая работа, через день на третий, и начальство ценило его за отсутствие привычки пить на работе. Секрет был прост: Антон и вне работы относился к алкоголю абсолютно равнодушно. В его жизни хватало веществ поинтереснее.
Именно этим веществам он и был обязан тем, что в один прекрасный летний день очутился на улице. В дымно пьяный вечер, он, как всегда слегка раскуренный, разговорился с клиентом, казавшимся типичным героем анекдота в том самом фольклорном малиновом пиджаке и с настоящей золотой цепью в палец толщиной. Собеседник, которого по всем правилам должны были звать Вованом, но звали почему то Юриком, похвалялся своими способностями к употреблению горячительных напитков, а Антон пытался обратить его в свою веру.

Чтобы прочитать полный текст,
скачайте книгу Семь лепестков, Cергей Кузнецов в формате RTF (202 kb.)
Пароль на архив: www.knigashop.ru