5 декабря 2022 года

Раздел: Отечественная литература - Современники - Зорич Александр - Введение в геральдику

Введение в геральдику - Александр Зорич
 _МОНОЛОГ ПЕРЕД УСТРИЦЕЙ
Кошке.
На этом, падре, мы могли бы расстаться. Грехи отпущены, богохульство мое, Надеюсь, будет прощено небесами. Прелюбодейство - тоже. Есть, правда, еще Один совсем пустячный грех или даже Не грех, а так - игра. Хотите вина? Напрасно. Впрочем, ваши жесты возможно Рассматривать, как будь вы раковиной: Открыта створка или заперта плотно Больших отличий нет. Никто не найдет Ответа на вопрос о чувствах моллюска. Но ближе к делу. Я влюблен - и в кого? В свою жену, представьте. Странная шутка, Вы согласитесь, после нескольких лет Раздоров, склок, измен опять любить Розу. Всему виной пустая мысль о стекле, Покрытом амальгамой. Мне захотелось Узнать, как Роза изучает черты Зеркального подобия Розы де Вельес Без соглядатаев, одна. Кривит рот, Гримасничает, хмурится, обнажает В улыбке зубы, арбалетный изгиб Ключиц рассматривает долго, поджатым Губам довольство вверив, словно стрелок Севильский? Щиколотки, локти, запястья Браслетов блеском красит или в сердцах Ломает руки, проклиная плеяду Родимых пятен на плече и рубец, Оставленный бичом отца под лопаткой? Играется в мужчину, стан охватив Широкой перевязью, тешится гладкой, Как лед, дамасской сталью, шепчет слова, Обычные для чувственных кабальеро, Мечтает об орлином взоре, усах И яблоке адамовом? Или зверем Рычит, осклабясь, как бы страх наводя На собственное отражение, лапой Почесывает бок, ярится, сопит Медведица, тигрица? Девочкой слабой, Неопытной, но любопытной, в пере Павлина видит средство трепетной дрожи, Краснеет, вспоминая россказни слуг, Подслушанные подле двери в людскую, И повторяет имена пастушков, Купающих коней под стенами замка В том самом месте, где вы, падре, на днях Едва не утонули, так? Не сердитесь, Мне просто скучно видеть скуку в глазах, Достойных князя устриц. Кстати, дружище, Что скажет Рим, понюхав ваше письмо Во вздернутых бровях читаю: "Какое Письмо, дон Альба?" Отвечаю: "Письмо С отчетом о превратном образе мыслей Сквернавца герцога, которое вы Продумали до мелочей." - Интердикт ли Наложит, посмеется, выбросит вон, Не дочитав, меня не очень волнует, Зато придется вашей скуке искать Другой приход, беднее этого в десять, А, может, и в двенадцать крат. Горсть песка И та дороже стоит целого воза Посланий Папе. Лучше выпить вина И вместе обсудить, как Роза де Вельес Рассматривает в зеркале Розу, так?
***
SCERZO
Замяукали лютни. Граф де Брой у камина Знатным ужином слюнки Разогнать он не прочь. Трое карлов запели Веселят господина. В гобеленах засели Орды блох и клопов. Тут как тут повариха (Или просто кухарка), Вот опальный расстрига Он у графа в чести. Каждый, будто, при деле. Водит бедрами жарко Повариха. На теле Могендовид чертит Застарелою частью Птицы лапчатой, гуся, Графский баловень. (К счастью, Гусь представлен пером). Оленина ласкает Ноздри графа. Искусно Пятерню запускает Он в посуду с едой. К блюду льнет и расстрига, Завершивший бесславно С символизмом интригу Причащеньем мясным. Певчих карлов триада Полагает забавным В сцены Дантова "Ада" Втиснуть графа, а с ним И расстригу, копытным Предоставив с пристрастьем Над обжорством постыдным Экзекуцию длить. Повариху сподвигли К озорному участью В развлеченьи. Как видно, Ей по нраву шалить На лету ловит ловко Оленину губами, Что хозяин в плутовку Запускает с ножа. Утолив первый голод, Граф кларетом разбавил Воду в вазе, чтоб повод Танцевать антраша Был у щучек, живущих В этой вазе. Веселье Рыбам вовсе не чуждо, Как не чужда им речь. Истомленный расстрига, Помечтав о постели И Морфея веригах, С намереньем прилечь К графу ластится робко, Разрешение клянча На упругую скобку Живота возложить Свою голову. Лучший Из де Броев, как нянька Умилившись прескучно, Разрешил возложить. С насыщеньем покончив, Отдав должное музам, Родовито наморщив Веки, граф задремал. Повариха, примером Вдохновленная, узам Сна священного вверясь, Свой черпак обняла. Подал знак сладкозвучным Карлам, вспенивши воды, Вождь колонии щучек Дескать, публика спит. Карлы, пир предвкушая, Шасть на цыпочках к блюду Олениной гнушаться Шариат не велит! Чтобы ссор не возникло, Трехголовым драконом Карлы к кубку приникли С недопитым вином. Ощутив опьяненье, В помрачении сонном Трио, сгорбив колени, Повалилось на пол Живописно и грустно, Образуя тем самым Мизансцену во вкусе Модернизма и пост-. Не окончен, однако, Ужин этим. Настало Время двинуть в атаку Безоружный обоз. Гобелены, заохав, Вниз жильцов пропустили Что ж, клопам, как и блохам, Разговляться пора. Друг за дружкой неспешно Гости к спящим спустились. Вот кто будет беспечно Пировать до утра!
***
ALKAZAR
Розе де Вельес
Ты - замок, тень и след тени его Высокого алькасара, самоподобием Украшенного лучше, чем любой метафорой Украшены кипарисы, которые высоки, Но все же ниже, и свечи, Которые тоже высоки, но все же еще ниже Алькасара, выше которого была бы Только его тень, восставленная вечером.
***
BARCAROLLA
Сеньор Федерико, Покажите, прошу вас, этому господину Дорогу в Неаполь. Несчастный, он едет от самого Иерусалима. На северо-запад? Говорил я - не верит. Видите этот берег? Вот им и ступайте. Скорее, молю вас, ступайте же, скоро стемнеет, А ночью опасно. Ну что же стоит он? Как по-французски берег, Сеньор Федерико? Ribero? Да нет же, ribero - то по-испански, Как и amigo. Пресвятая Мария, черт бы побрал французов И все их походы. О чем вы? Погода чудесная. Вон, поглядите. Была бы охота.
Колокол где-то гудит на одной ноте.
Флюгер на шпиле дрожит. Высоко в небе
Ветра однако нет.
Берег.
Сеньор Федерико, Нет ни суши ни моря - только одна граница. Взгляните на карту Проходы закрыты горами, проливы залиты Венеция в марте Истекающей с неба (видеть такое дико) Водой. О, небрежность. Рисунок изрядно неточен, сеньор Федерико, Подумаешь, нежность Апеннинское море лижет тирренский берег, Никто не безгрешен Границы в родстве с преступленьем, доступные бреши Все реже и реже. При делении на три крестится даже дьявол. Сеньор Барбаросса, Тоскуя по милой Германии, где-то в Тоскане Кочует с обозом.
Лошадь во сне безмятежно сопит носом.
Воздух пропитан теплом, далеко в море
Пенятся гребни волн.
Двое.
Сеньор Федерико, Куртуазность оставим немцам и иже с ними У них это в моде. Приемы, турниры, перчаточки, розочки, кольца И все остальное. Разумеется, блохи, грязь под ногтями - рыцарь Бродяги не чище. Сеньора, прошу вас, подайте нам этого пива И всяческой пищи. Ах, сеньор Федерико, нищим бросают больше И все за бесплатно. Наверное, зависть. Взгляните, вон та сеньорита По-вашему знатна? Интересно, во сколько... Дочь Адриано Песто? Известный вельможа. И все же девица на выданье? Значит, невеста? Ну ладно, положим.

Чтобы прочитать полный текст,
скачайте книгу Введение в геральдику, Александр Зорич в формате TXT (18 kb.)
Пароль на архив: www.knigashop.ru