Раздел: Старинная литература - Зарубежная - Най Ань, Ши - Речные заводи кн. 2

Речные заводи кн. 2 - Най Ань, Ши
 _Вы уже знаете, что Сун Цзян не совсем удачно вознаградил на свою беду торговца лекарствами пятью лянами серебра, потому что из толпы к ним тут же прорвался огромный детина и, тараща глаза, закричал:
– Где этот прохвост научился фехтовать пикой и палицей? И как он смеет хвалиться перед жителями нашего города! Да не обращайте на него внимания, – обратился он к толпе, а потом заорал на Сун Цзяна: – А ты что за богач такой, чтобы раздавать здесь награды и тем пятнать честь нашего города?
– Да что тебе за дело, кому я даю деньги? При чем тут ты? – возразил Сун Цзян.
– Ах ты, тварь преступная! – завопил тот и схватил Сун Цзяна за грудь. – Да как смеешь ты так со мной разговаривать!
– А почему же это и не возразить тебе? – спросил Сун Цзян.
Тогда парень замахнулся кулаком, намереваясь ударить Сун Цзяна в лицо, но тот во время увернулся. Однако парень продолжал наступать. Сун Цзян приготовился было дать ему отпор, но в это время мастер фехтования подбежал к нападающему сзади и, схватив его одной рукой за голову, а другой – за поясницу, так двинул под ребра, что тот кувырком полетел на землю. Когда же парень попытался подняться на ноги, торговец лекарствами пинком ноги снова повалил его. И лишь после того, как стражники удержали торговца, побежденный поднялся с земли, посмотрел сначала на Сун Цзяна, а затем на мастера фехтования и сказал:
– Хорошо же! Как бы там ни было, а я вас еще проучу, можете не сомневаться, – и пошел прочь.
Тогда Сун Цзян спросил, как зовут мастера фехтования и откуда он родом. Тот отвечал:
– Я родом из Лояна, провинции Хэнань. Зовут меня Сюэ Юн. Дед мой служил командиром в пограничном управлении под началом старого Чжуна. Дед был очень груб со своими сослуживцами и поэтому никак не мог продвинуться по службе. А вот мы – его дети и внуки – живем тем, что занимаемся фехтованием и продажей лекарств. Среди вольного люда я известен под именем Сюэ Юн – Злой тигр. Не могу ли я узнать ваше почтенное имя, – добавил Сюэ Юн. Когда же Сун Цзян назвал себя и сказал, откуда он родом, Сюэ Юн спросил:
– Уж не тот ли вы господин Сун из провинции Шаньдун, который известен под прозвищем «Благодатный дождь»?
Сун Цзян подтвердил, что это он и есть; тогда Сюэ Юн поспешно склонился перед ним в глубоком поклоне. Сун Цзяи помог ему подняться и пригласил побеседовать за чашкой вина.
– Очень рад! – согласился Сюэ Юн. – Я как раз хотел познакомиться с вами, но не имел счастья встретить вас раньше.
Он быстро собрал свое оружие и лекарства и отправился с Сун Цзяном в ближайший кабачок. Однако неожиданно для них содержатель кабачка заявил:
– И вино и мясо у меня есть, но, к сожалению, я ничего не могу вам подать.
– Это почему же? – удивился Сун Цзян.
– А потому, – отвечал хозяин, – что тот, кто сейчас с вами дрался, прислал человека сказать, что если я подам вам хоть что нибудь, то он вдребезги разнесет мой кабачок. Я не смею нарушить его приказ. Да кто же посмеет ослушаться его, когда он в Цзеянчжэне ведет себя как хозяин.
– Ну, раз такое дело, – сказал Сун Цзян, – так нам лучше уйти отсюда. Этот парень, конечно, придет скандалить и сюда.
– Тогда я пойду в свою гостиницу, расплачусь там за комнату. Через день два я тоже буду в Цзянчжоу, там мы и встретимся, – сказал Сюэ Юн. – А вы, дорогой брат, отправляйтесь вперед.
Сун Цзян достал еще лян двадцать серебра и дал их Сюэ Юну. Распростившись, они разошлись в разные стороны. Выйдя из кабачка, Сун Цзян со своей стражей пошел искать другое место, где можно было бы выпить и закусить. Но и во втором кабачке произошло то же самое.
– Наш господин, – сказал хозяин, – запретил подавать вам еду и питье. Как же я осмелюсь нарушить его приказ? Вы напрасно ходите и тратите свои силы. Никто вам не поможет.
Что могли сказать на это Сун Цзян и его стражники? Они заходили еще в несколько мест, но везде им говорили одно и то же. Наконец, они вышли на окраину города и увидели несколько небольших постоялых дворов. Однако попытка остановиться там на ночлег кончилась неудачей: им везде отвечали отказом. На вопрос Сун Цзяна, что же это значит, ему только повторяли, что господин распорядился ни в коем случае не впускать их на ночлег. Видя, что положение безнадежно, они снова пустились в путь.
Красный диск солнца спускался за горы. Наступили сумерки. У Сун Цзяна и его провожатых на душе стало тревожно. Но делать было нечего. Ясно, что Сюэ Юн разозлил этого негодяя, и вот теперь им негде остановиться на ночлег – здесь не пускают, а впереди нет никаких селений. Они так и не могли придумать, где остановиться на ночь. И вдруг в этот момент они увидели перед собой небольшую тропинку, которая уходила вглубь леса, а вдали между деревьями мерцал огонек. Заметив его, Сун Цзян воскликнул:
– Раз светится огонек, значит есть и люди! Теперь нам нечего беспокоиться. Остановимся там на ночлег, а завтра снова двинемся в путь.
– Огонек светится не на дороге, – присмотревшись сказали стражники.
– Неважно, – откликнулся Сун Цзян.– Пусть даже и не на дороге. Завтра придется пройти лишних два три ли, что за беда! – и они пошли по тропинке.
Не прошли они и двух ли, как из за леса перед ними выросла большая усадьба. Подойдя к воротам, они постучались. На стук вышел работник и спросил:
– Что вы за люди? Уж ночь на дворе, а вы стучитесь в ворота!
– Я ссыльный и иду со своей стражей, – вежливо начал Сун Цзян. – Но мы по ошибке прошли стоянку, и теперь нам негде остановиться на ночлег. Мы просим приютить нас на одну ночь в вашем уважаемом поместье, а завтра мы, как полагается, расплатимся за постой.
– Ну, раз такое дело, подождите здесь немного, а я пойду доложу хозяину. Если он разрешит, я вас впущу. Вскоре работник вернулся и сказал:
– Хозяин просит вас войти.
Сун Цзян со стражниками вошел в дом и познакомился с хозяином. Последний приказал работнику провести путников в помещение у ворот и дать им поужинать. Когда они туда вошли, работник зажег плошку и сказал им, чтобы они устраивались. Потом он принес три чашки супу и овощных закусок. После ужина работник убрал посуду и ушел в дом.
Оставшись одни, стражники сказали Сун Цзяну:
– Господин писарь, здесь посторонних нет, давайте снимем вашу кангу, тогда вам будет удобнее спать. А завтра утром снова наденете ее, и двинемся в путь!
– И то правда, – отвечал Сун Цзян и снял с шеи кангу. Потом они втроем вышли на двор справить нужду. Небо было усыпано звездами. Сун Цзян заметил, что от помещения, стоящего в стороне от гумна, идет узкая тропинка. Войдя к себе, они закрыли двери и легли спать. Укладываясь, Сун Цзян сказал стражникам:
– А все же повезло нам, что хозяин усадьбы оставил нас ночевать.
В эту минуту они услышали, что кто то вышел из дома я ходит по двору. Сун Цзян выглянул в щелку двери и увидел, что это ходит сам хозяин в сопровождении троих работников. Светя факелами, они что то осматривали кругом.

Чтобы прочитать полный текст,
скачайте книгу Речные заводи кн. 2, Най Ань, Ши в формате RTF (664 kb.)
Пароль на архив: www.knigashop.ru