19 января 2018 года

Раздел: Юриспруденция - Право - Булаевский Б.А. - Наследственное право

Наследственное право - Б.А. Булаевский
 _Наиболее древним из дошедших до нас памятников отечественного права, содержащих нормы о наследовании, является заключенный киевским князем Олегом Договор с Византией (911 г.). Договором предусматривалось, что, если русский умрет в Византии, не оставив распоряжений о своем имуществе и не имея родственников в Византии, имущество его должно быть отправлено в Россию его родственникам; если же умерший сделает распоряжения о своем имуществе ("створить обряжение"), имущество должно передаваться тому, кому оно предназначено по завещанию. Таким образом, в договоре отражены два признававшихся в древнем русском государстве способа наследования - по закону и по завещанию, причем завещание являлось письменным актом. Наследниками по закону признавались те из ближайших родственников умершего, на которых лежала обязанность кровной мести за убийство своего сородича*(1).
Более пространные положения о порядке наследования содержались в Русской Правде - сложившемся в ХI-ХII вв. своде феодальных законов Киевской Руси и остававшемся основным писаным источником права на всех русских землях вплоть до ХV в. К наследству ("задница" или "статок") относилось только движимое имущество - дом, двор, товар, челядь, скот; недвижимость (земля) принадлежала роду в целом и по наследству не переходила. Наследование допускалось по закону и по завещанию. Завещание ("ряд") вплоть до ХIV в. выражалось исключительно в устной форме. Наследовать по завещанию могли только лица, являвшиеся наследниками по закону, поэтому воля завещателя ограничивалась лишь возможностью перераспределить наследство между ними. Наследниками по закону являлись исключительно дети умершего, причем братья устраняли от наследования сестер, которые призывались только при отсутствии у наследодателя сыновей. На получивших наследство братьев возлагалась обязанность выделить своим сестрам приданое, какое смогут дать. Родственники по боковой и восходящей линиям не имели права наследовать. Из наследственной массы часть выделялась на церковь ("по душе"), часть - остававшейся вдовой жене наследодателя, а остальное имущество делилось поровну между его детьми. При этом к младшему сыну переходили дом и двор отца. Муж не имел права наследования после жены. Если у умершего не было ни сыновей, ни дочерей, имущество переходило к князю, при наследовании после лиц низшего сословия - смердов - князь получал имущество даже при наличии дочерей*(2).
В Псковской судной грамоте (1467 г.) различалось наследование по завещанию ("приказное") и по закону ("отморщина"), каждое из этих оснований получило самостоятельное значение. Допускалось наследование не только движимого ("живот"), но и недвижимого ("отчина") имущества. Завещание ("рукописание") могло быть составлено не только в пользу наследников по закону, но и в пользу посторонних лиц. Устанавливались письменная форма и особый порядок утверждения завещания. При этом письменная форма требовалась только для завещаний в пользу посторонних лиц, завещание в пользу наследников по закону допускалось в устной форме. К наследникам по закону относились отец, мать, сын, брат, сестра, племянники ("кто ближнего племени"). Сыновья призывались к наследованию вместе с матерью. Наследование пережившего супруга заключалось не только в получении в собственность части имущества, но и в пожизненном или до второго брака владении всем остальным имуществом умершего*(3).
Для наследственного права Московского государства, получившего закрепление в Судебнике Ивана III (1497 г.), Судебнике Ивана IV (1550 г.) и Соборном уложении (1649 г.), характерны постепенное расширение круга наследников по закону за счет родственников по боковой линии до пятой степени родства и ограничение правомочий наследодателя за счет изъятия из свободного распоряжения отдельных видов недвижимого имущества, составлявшего, как правило, основную ценность наследства. Завещание ("духовная грамота" или просто "духовная"), помимо указания главного наследника, могло содержать распоряжения относительно различных выделов в пользу отказополучателей - легатариев. При этом наследниками по завещанию, как правило, назначались законные наследники или родственники до пятой степени родства либо церковь, а легатариями - посторонние лица. Завещать имущество можно было и кому-либо одному из наследников, лишив, таким образом, наследства жену и ближайших родственников, запреты касались лишь нескольких частных случаев (например, в 1580 г. было запрещено завещать все имущество церкви, обойдя жену и ближайших родственников). В 1679 г. свобода завещательных распоряжений была ограничена запретом завещания родовых и выслуженных вотчин. Завещание в письменной форме должно было быть подписано завещателем либо только свидетелями и утверждено церковными властями. Словесное завещание допускалось вплоть до конца ХVII в.
К наследованию по закону призывались дети, супруг и родственники по боковой линии. Сыновья при наследовании по-прежнему исключали дочерей, однако приданое, которое причиталось дочерям, постепенно приближалось по своей правовой природе к наследованию, так как не связывалось более с обязательным замужеством. При отсутствии сыновей дочери призывались к наследованию, однако это не могло касаться недвижимого имущества, которое предоставлялось под условием государственной службы владельца (поместья и жалованные вотчины). Вдова имела право на пожизненное пользование выслуженной вотчиной и право собственности на благоприобретенные вотчины. Из поместья вдове причиталась определенная часть, которая в ХVI в. подлежала определению в каждом конкретном случае и составляла от 1/3 до 1/7 части, а с 1644 г. устанавливалась в зависимости от того, погиб ли ее муж на войне, умер ли в походе или просто на службе.

Чтобы прочитать полный текст,
скачайте книгу Наследственное право, Б.А. Булаевский в формате WORD (379 kb.)
Пароль на архив: www.knigashop.ru