Раздел: Детектив - Детектив - Бушков Александр - Вечер для троих

Вечер для троих - Александр Бушков
 _И ведь никто внимания не обращает! Я понимаю - с чего бы вдруг? Стоит
себе сорокалетний мужчина, одетый в полном соответствии с модой этого
времени, и курит - что тут особенного? Между прочим, в отличие от одежды,
сшитой там, у нас, сигареты принадлежат этому году - у нас уже не
выпускают эту марку, я купил пачку полчаса назад - по часам года, в
котором сейчас нахожусь.
Я понимаю - во мне нет ровно ничего, что привлекло бы внимание, ничего
странного и необычного, стоит себе человек и курит, что тут такого? Все я
понимаю, но так и подмывает, взявши за рукав первого встречного, сказать:
"Я из будущего, понимаешь? Я спустился в прошлое на пятнадцать лет назад".
Мальчишество.
Занавески на окнах актового зала не задернуты, там горит свет, и отсюда
мне хорошо видно все, что происходит внутри. Танцуют. Толкуют о чем-то - и
о чем они тогда говорили? Не помню уже. Впрочем, Степаныч, естественно, до
небес превозносит достоинства любимой команды - а через полгода его
портрет в черной рамке вывесят в вестибюле... И про других я знаю все с
высоты этих пятнадцати лет. Ну, предположим, не все и не обо всех, я ведь
вскоре уехал из этого города. Все я знаю только о том парне в свитере. О
себе. Уж тут-то никаких секретов.
Наверное, я "десантировался" чересчур уж рано - не помню, в котором
часу начали тогда расходиться, - но рисковать я не мог. Плевать, что во
рту уже горчит от сигарет, потому что там, в зале, - я. И она...
Что? А, закурить? Вот. Ни за что, ерунда какая...
Так. Зал пустеет. Пора менять дислокацию. Бросаю сигарету, огибаю
здание и подхожу к автобусной остановке - идеальное место для наблюдения
за выходом.
Дверь распахнута настежь. Они расходятся, и я инстинктивно надвигаю на
глаза шляпу - вдруг узнает кто-нибудь? Тьфу, глупости какие... Сейчас...
Вот сейчас...
И дыхание пресекается внутри, хочется то ли смеяться, то ли плакать, то
ли броситься к ним и крикнуть: что? Но ведь это - я тогдашний. И она.
Совсем темно. Нет ничего легче, чем следить за людьми, которые и не
подозревают, что за ними сейчас могут следить. Я иду за ними, слушаю их
разговор, их смех, и сердце сжимает тоскливая боль - это я там, впереди, с
ней, тот месяц, когда все только начиналось, и я знаю, чем и как кончится
все, а он и понятия не имеет, потерявший голову, по уши влюбленный
болван... Ну давай, изощряйся, себя можно ругать как заблагорассудится.
Именно себя нынешнего, а не этого, у этого все будет иначе. И я вдруг
понимаю, что злюсь на него за то, что у него все будет иначе.
А вот этого совсем не нужно, раз я прибыл спасать его, то есть - себя.
Да и пятнадцать лет... Много было всякого, боль поистаяла, поубавилось ее.
Но не забылось - иначе меня не было бы здесь.
Идут не спеша. Смеются. Уже подкрались первые заморозки. Лужицы
затянуло ледком, она поскользнулась, и он, смеясь, успевает удержать ее за
воротник пальто. Они сворачивают влево, в лабиринт гаражей.
Можно задержаться, достать очередную сигарету, подождать несколько
минут. Я же знаю все наперед - сейчас они остановятся в узком проходике
между гаражами и забором какого-то склада, он положит ей руки на плечи, но
тут их высветит фарами случайная легковушка, по закону подлости
завернувшая в проходик. И они уйдут. Или пройдут, не останавливаясь? Ведь
забыл?
Все. Спугнувшие их "Жигули" проезжают мимо меня, и, как старая рана,
напоминает о себе пятнадцатилетней давности желание засветить по фарам
первым подвернувшимся камнем. Машина выворачивает на асфальт, я успеваю
рассмотреть водителя - пожилой. Так ничего и не узнает. Никто ничего не
узнает, кроме него и меня...
Пора трогаться. Миную тот проходик, гаражи, выхожу на ярко освещенную
улицу. Мигает красно-синяя вывеска магазина, сквер в двух шагах.
Да, они присели на скамейку, я их вижу. Что же, остановиться в тени
дерева и пялиться на мигание разноцветных трубок...
Встали. Я иду следом. Сколько раз я вспоминал этот вечер? Остановились
возле этих железных штук, нелепых, похожих на воткнутые в землю грабли,
стоек - между ними хозяйки натягивают веревки и сушат белье. В тень
прятаться нет смысла - ни до меня, ни до кого другого им дела нет. Мимо
проходят люди, но они не обращают внимания, стоят обнявшись, он целует ее,
а она загадочно улыбается - до сих пор сидит это во мне занозой... Дорого
бы дал, чтобы узнать, о чем она думала тогда. Может быть, ты будешь знать
это, парень...

Чтобы прочитать полный текст,
скачайте книгу Вечер для троих, Александр Бушков в формате TXT (7 kb.)
Пароль на архив: www.knigashop.ru