19 января 2018 года

Раздел: Зарубежная литература - Современники - Коэльо Пауло - Пятая гора

Пятая гора - Коэльо  Пауло
 _К началу 870 г. до н. э. государство Финикия — израильтяне
называли его Ливан — уже три столетия жило в мире. Финикия не обладала
особым политическим влиянием, и, чтобы выжить на земле, сотрясаемой
бесконечными войнами, ее жителям пришлось развивать торговлю, в чем
они немало преуспели. Финикийцы были вправе гордиться своими
достижениями. Союз с израильским царем Соломоном, заключенный около
1000 г. до н. э., позволил им создать более современный флот и
расширить торговлю. С тех пор Финикия продолжала успешно развиваться.
К этому времени финикийские мореплаватели достигли берегов
Испании и Атлантического океана. Существуют теории, пока не
подтвержденные наукой, о том, что финикийцы побывали даже на северо-
востоке и юге Бразилии. Они перевозили на кораблях стекло, кедровую
древесину, оружие, железо и слоновую кость. Жители крупных городов,
таких, как Сидон, Тир и Библос, были знакомы с числами, астрономией,
виноделием и уже почти двести лет пользовались набором письменных
знаков, который греки называли «алфавит».
В начале 870 г. до н. э. в далеком городе Ниневия собрался
военный совет. Ассирийские военачальники решили отправить свои войска
на завоевание стран побережья Средиземного моря. Первой страной,
которую они избрали для вторжения, стала Финикия.
В начале 870 г. до н. э. в израильском городе Галааде двое
мужчин, прячась в конюшне, с минуты на минуту ожидали смерти.



    Часть первая



Я служил Богу, а он оставляет меня сейчас в руках врагов моих, —
сказал Илия.
— Бог есть Бог, — ответил левит. — Не сказал Он Моисею, благ Он
или не благ; сказал лишь: «Я есмь». Значит, Он есть все, что
существует под Солнцем — и молния, разрушающая Дом, и рука человека,
строящего его заново.
Беседа была единственным способом отогнать страх; в любой момент
в конюшню, где они находились, могли ворваться воины, обнаружить их и
поставить перед выбором: поклониться Ваалу — финикийскому богу — или
пойти на казнь. Воины обыскивали каждый дом, обращая пророков в свою
веру или убивая их.
Возможно, левит обратится в другую веру и избежит смерти. Но у
Илии выбора не было — все происходило по его вине, и Иезавель во что
бы то ни стало хотела получить его голову.
— Ангел Господень велел мне пойти к царю Ахаву и предупредить
его, что не будет дождя, пока в Израиле поклоняются Ваалу, — сказал
он, словно оправдываясь в том, что услышал голос ангела. — Но Господь
вершит дела Свои неспешно; к тому времени, когда засуха сделает свое
дело, царевна Иезавель истребит всех, кто хранил верность Господу.
Левит ничего не сказал. Он размышлял о том, что ему делать:
поклониться Ваалу или умереть во имя Бога.
— Кто есть Бог? — продолжал Илия. — Не Он ли поддерживает меч
воина, казнящего тех, кто не предает веру наших отцов? Не Он ли
посадил на трон иноземную царевну, чтобы на нас обрушились все эти
несчастья? Разве не Бог убивает верных себе, невинных, следующих
закону Моисея?
Левит принял решение — он предпочел умереть. Он засмеялся, потому
что мысль о смерти больше его не страшила. Повернувшись лицом к юному
пророку, он попытался успокоить его.
— Спроси у Самого Бога, раз ты сомневаешься в Его решениях, —
сказал он. — Я уже смирился со своей участью.
— Не может Бог желать, чтобы нас безжалостно убили! — настаивал
Илия.
— Бог может все. Если бы Он творил только то, что мы зовем
Добром, не могли бы мы назвать Его Всемогущим; Он царил бы только в
одной части Вселенной, а некто, более могущественный, чем Он, следил
бы за Его делами и судил их. В таком случае я бы стал поклоняться
Тому, кто могущественнее.
— Если Он может все, почему не оберегает от страданий тех, кто
Его любит? Почему не спасает нас, а врагам Своим дает власть и славу?
— Не знаю, — ответил левит. — Но причина есть, и я надеюсь скоро
узнать ее.
— Ты не знаешь ответа.
— Не знаю.
Они погрузились в молчание. Илия чувствовал, как холодный пот
струится между лопаток.
— Ты напуган, а я уже смирился, со своей участью, — пояснил
левит. — Вот выйду отсюда и покончу с этой мукой. Всякий раз, когда я
слышу вопль на улице, я страдаю, представляя себе, каково мне будет,
когда придет мой час. Пока мы сидели здесь взаперти, я уже сотни раз
умер, а мог бы умереть всего однажды. Раз уж не сносить мне головы,
пусть это случится как можно быстрее.
Он был прав. Илия слышал те же крики, и ожидание неизбежной
смерти уже стало невыносимым.
— Я пойду с тобой. Я устал бороться за несколько лишних часов
жизни.
Он поднялся, открыл дверь и впустил в конюшню лучи солнца,
осветившие двух прячущихся там мужчин.

Левит взял его за руку, и они двинулись в путь. Если бы крики и
вопли не нарушали тишину, этот день мог бы показаться обычным днем
обычного города — не слишком палящее солнце, приятный легкий ветерок с
далекого океана, запыленные улицы, дома из глины и соломы.
— Наши души охвачены страхом смерти, а день такой чудесный, —
сказал левит. — Сколько раз, когда я чувствовал себя в ладу с Богом и
миром, погода стояла ужасная! Ветер из пустыни засыпал песком мои
глаза, и я ничего не видел в двух шагах от себя. Не всегда замысел Его
согласуется с тем, что мы чувствуем; но я точно знаю, что у Него есть
на все своя причина.
— Велика твоя вера!
Левит посмотрел на небо, будто размышляя о чем-то. Затем
обратился к Илие:
— Не стоит так уж удивляться, я сам с собой поспорил. Поспорил,
что Бог существует.
— Ты же пророк, — возразил Илия. — Ведь ты, как и я, слышишь
голоса и знаешь, что есть другой мир кроме этого.
— Может быть, это только мое воображение.
— Ты видел знаки Бога, — настаивал Илия, уже испытывая тревогу от
слов своего спутника.
— Может быть, это только мое воображение, — повторил левит. — На
самом деле мой спор с самим собой — все, что у меня есть. Я сам себя
убеждаю, что все исходит от Всевышнего.

На улице было пустынно. Жители города, сидя в своих домах,
выжидали, когда воины Ахава завершат дело, порученное им иноземной
царевной: казнить пророков Израиля. Илия шел рядом с левитом и
чувствовал, что из-за каждого окна, из-за каждой двери кто-то следит
за ним — и винит его в происходящем.
— Не просил я об участи пророка. Наверное, все это плод моего
воображения, — рассуждал Илия.
Но после случившегося в плотницкой он знал, что это не так.

С детства он слышал голоса и разговаривал с ангелами. Как раз
тогда его родители и решили обратиться к священнику. Задав мальчику
множество вопросов, священник пришел к выводу, что он — пророк,
«наби», «человек духа», «избранник Божий».
После долгой беседы с мальчиком священник сказал его родителям,
что они должны серьезно относиться ко всему, что будет говорить их
сын.
Выйдя от священника, родители потребовали, чтобы Илия никогда и
никому больше не рассказывал о том, что видит или слышит. Пророку
приходится иметь дело с правителями, а это всегда опасно.

Чтобы прочитать полный текст,
скачайте книгу Пятая гора, Коэльо Пауло в формате RTF (113 kb.)
Пароль на архив: www.knigashop.ru